версия для слабовидящих

26.12.2017

Для Наро-Фоминска 26 декабря – особенный день. 76 лет назад в этот день «калитка на Москву» захлопнулась перед носом врага. Наро-Фоминск сильно пострадал, но выстоял. 26 декабря традиционно проходит автопробег, в котором принимают участие сотрудники общественных организаций, на площади Победы собираются почётные гости и жители.

Ветераны Великой Отечественной войны, заместители главы администрации Наро-Фоминского городского округа, сотрудники общественных организаций и учреждений, студенты, школьники, жители округа пришли к стеле Город воинской славы, около которой уже был выставлен почетный караул солдат Кантемировской дивизии. От имени главы Наро-Фоминского городского округа Романа Шамнэ выступил первый заместитель главы администрации Виталий Ширшов, который поздравил собравшихся с Днем освобождения и пригласил на концерт в РДК «Звезда».

О патриотизме, долге, любви к родине говорил участник Великой Отечественной войны Виктор Барышников. Его речь, как всегда, была наполнена фактами, очевидцем которых он был и которые стремится передать подрастающему поколению.

После минуты молчания состоялось возложение венков и цветов к стеле.

На праздничном концерте в РДК «Звезда» собравшихся приветствовали первый заместитель главы администрации Наро-Фоминского городского округа Виталий Ширшов и первый заместитель председателя Совета депутатов Анатолий Шкурков. Состоялась торжественная передача именного знамени Наро-Фоминского местного отделения Московского областного регионального отделения Общероссийской общественной организации ветеранов Вооруженных Сил Российской Федерации.

После вручения знамени лучшие  творческие коллективы округа показали концертную программу.

"КАЛИТКА" НА МОСКВУ! В мае 2009 года Наро-Фоминску присвоено звание «Город воинской славы». Эту славу ему и себе добыли бойцы и командиры 1-й Московской гвардейской мотострелковой дивизии и других частей 33-й армии генерала М. Г. Ефремова. К этой славе причастны тысячи жителей города, сделавшие всё, что было в их силах, и даже больше, чтобы содействовать успешному ведению армией боевых действий – и своим реальным участием в боях, и в сборе разведданных, и в обеспечении солдат продовольствием. Эту славу бережно хранили фронтовики, вернувшиеся с войны на предприятия города. На братских могилах воздвигли обелиски и мемориалы, организовали и возглавили поисковую работу по обнаружению и захоронению останков павших в боях воинов. Эту славу преумножают наши современники, продолжая дела дедов и прадедов. В 1941 году река Нара, делящая извилистой линией город надвое, в буквальном смысле слова стала фронтовой рекой. По ней на всех картах два месяца отмечали линию фронта. Но весь город ни одного дня не был занят врагом! Ещё в июле Наро-Фоминский городской комитет ВКП(б) начал формировать истребительный батальон, в который вошли рабочие промышленных предприятий и артелей города. Большей частью он состоял из рабочих наро-фоминской прядильно-ткацкой фабрики – градообразующего предприятия. В батальон записывались те, кто по разным причинам – болезнь, возраст – не мог быть призван в армию, и те, кто имел броню. Командиром его был назначен бывший пограничник старший лейтенант М. А. Голованов, комиссаром – директор 6-й наро-фоминской школы В. Г. Тишечкин. Кроме того, в Наро-Фоминске заранее, на случай возможной оккупации территории района или её части, были созданы два партизанских отряда: отряд Наро-Фоминского горкома партии (командиром был назначен директор прядильно-ткацкой фабрики С. С. Жиздриков) и отряд райотдела НКВД (под командованием начальника милиции Ф. С. Агафонова). Списочный состав их насчитывал 85 человек, в том числе пять женщин (впоследствии они вошли в подчинение разведотдела 33-й армии). Командиром объединённого партизанского отряда, включившего в себя несколько отрядов, в том числе и наро-фоминских, действовавших на территории Московской и Калужской областей в зоне обороны 33-й армии стал М. А. Голованов. Наро-Фоминский истребительный батальон фактически влился в ряды действующей армии. На стратегических объектах города было введено дежурство. На базе районной больницы развернул работу эвакогоспиталь № 2961, а в военном городке – госпиталь № 1252. Всё взрослое население, включая подростков, с начала октября было мобилизовано на строительство оборонительных рубежей на подступах к городу и укрытий в самом городе. 13 октября был получен приказ об эвакуации населения, скота, оборудования, ценностей. Прекратила работу прядильно-ткацкая фабрика. Часть людей и оборудования эвакуировалась на Ташкентский текстильный комбинат имени Сталина. Эвакуировались в Апрелевку исполком Наро-Фоминского горсовета, горком партии и горком комсомола. События конца октября 1941 года можно с уверенностью отнести к наиболее трагическим в истории нашего города. С десяти утра до вечера 17 октября Наро-Фоминск «утюжили» немецкие бомбардировщики. Основной удар пришёлся на центр города, особенно много бомб было сброшено на территорию фабрики и рядом с ней. Разрушения от бомбёжек были огромные. Везде зияли воронки, по всему городу начались пожары. Погибло 400 мирных жителей. Чтобы враг не смог воспользоваться железной дорогой, на участке от Наро-Фоминска до Бекасова, а потом и до Апрелевки были разобраны пути. После прорыва под Вязьмой враг в середине октября (значительно позже, чем планировал) оказался у стен Боровска, от которого было рукой подать (25 километров) до Наро-Фоминска. Но наиболее опасными направлениями считались волоколамско-клинское и тульско-каширское, откуда ожидались главные удары врага. Именно там были сосредоточены наши основные силы. Наро-фоминское направление поначалу казалось второстепенным, поэтому командование Западного фронта во главе с генералом армии Георгием Константиновичем Жуковым направило сюда, на защиту более чем 30-километрового участка фронта, только четыре дивизии, объединённые 18 октября в 33-ю армию, командующим которой был назначен генерал-лейтенант Михаил Григорьевич Ефремов – опытный военачальник, кавалер ордена Ленина. Гитлеровское же командование бросило на Наро-Фоминск 20-й армей¬ский корпус из двух пехотных и одной танковой дивизий. Оно рассчи¬тывало без особых усилий овладеть выходом на Киевское шоссе и по нему ворваться в Москву. Сосредоточив на Наро-Фоминском направлении значительные силы, немцы наступали на город с трёх сторон (от Котова, Алексеевки, Турейки) и теснили наши части, не давая им закрепиться. 21 октября немцы под прикрытием танков и артиллерии подошли к Наро-Фоминску со стороны Балабанова. К этому времени на подступах к городу только-только начали закрепляться отошедшие от Боровска подразделения 110-й стрелковой дивизии, и готовились к наступлению прибывавшие с Юго-Западного фронта подразделения 1-й гвардейской мотострелковой дивизии - в районе Военного городка и Берёзовки. Численность наших сил в городе была на тот момент совсем невелика: берег за плотиной в парке имени Воровского и до церкви защищала группа бойцов 110-й дивизии во главе с комиссаром Н. Ф. Зайцевым, Наро-Фоминский истребительный батальон и рота НКВД. Сказать, что силы были неравными, значит, ничего не сказать. Основным оружием врага был автомат, а нашего бойца – винтовка. Многие бойцы истребительного батальона и ополченцы вообще не получили оружия, остро не хватало патронов. Одной из установок была «взять оружие в бою». В районе Зосимовой пустыни враг выбросил десант, который перерезал Киевское шоссе, на Ново-Фёдоровку выдвигалась большая колонна пехоты. В этот же день немцы захватили Берёзовку (ныне – район улицы Погодина) и вышли к станции Нара. Чтобы полностью окружить город, врагу оставалось несколько километров. Г. К. Жуков позже так писал об этих днях: «18-20 октября 1941 года серьёзно осложнилась обстановка в районе Наро-Фоминска, где действовал 20-й армейский корпус противника. Сплошного фронта мы там ещё не успели создать, и враг рассчитывал прорваться к Москве на этом участке… Быть бы беде, но в этот опасный момент подошла 1-я гвардейская Московская мотострелковая дивизия». Вечером 18 октября в Наро-Фоминск прибыл первый эшелон 175-го мотострелкового полка (далее – мсп) 1-й гвардейской Московской мотострелковой дивизии (далее – гмсд), части которого прямо с колёс вступали в бой. На следующий день ещё девять эшелонов этого полка высадились в Алабине и Апрелевке. 21 октября прибыли три артиллерийских полка, подтянулись другие части. Командарм 33-й армии в спешном порядке выстраивал линию обороны. Утром 22 октября 1941 года после сильного артиллерийско-минометного обстрела передовые подразделения 20-й танковой и 258-й пехотной дивизий противника ворвались в западную часть Наро-Фоминска. Враг вышел к реке Наре, с ходу стремился форсировать её, но был отброшен. 22 октября с 12.00 немецкие автоматчики под прикрытием артиллерии начали форсировать реку, захватили Конопёловку (теперь – район улицы Ермолаева), северную окраину города, площадь у Никольской церкви, на колокольне которой была наша огневая точка. Выбить наших пулемётчиков врагу оттуда не удалось. Отстреливаясь и отбиваясь гранатами, они смогли продержаться, пока фашисты не были опять отброшены за реку. В течение всего дня шли жестокие уличные бои. С утра 23 октября уличные бои продолжались. Из рук в руки переходили помещения центрального магазина, почты, здание администрации фабрики и другие дома на площади Свободы, жилые дома на улице Коминтерна (ныне - Калинина). Не стихал бой на территории прядильно-ткацкой фабрики. На помощь захватчикам пришла авиация. В этот день 25 самолётов совершили целенаправленные бомбовые удары. Но здания, построенные ещё в начале века, выдержали. Выстояли и люди. Не сломила город и его защитников и третья массированная бомбёжка 25 октября. 24 октября 175-й полк вышел к западной окраине города (район Красной Пресни) и перешёл к обороне. Положение было настолько неустойчиво, что изданный в этот день приказ предписывал: «При отходе обязательно разрушать все мосты, приводить в непроезжее состояние все шоссейные и грунтовые дороги, а также уничтожать все запасы военного имущества». К четырем своим дивизиям, втянутым в сражение на Наро-Фомин¬ском направлении, гитлеровское командование подтянуло ещё две. Утром 27 октября в бой были введены шесть диви¬зий, и после артиллерийской подготовки противник перешёл в атаки по всему фронту, особенно сильные в районе Наро-Фоминска. За западную часть города бой носил исключительно ожесточённый характер. Имея явное превосходство, особенно в танках, враг лез напролом и потеснил 1-ю гвардейскую мотострелковую Московскую дивизию за Нару. Большие потери понесли части 33-й армии.

Места выбывших бойцов занимали нарофоминцы. В самый разгар боя на левом берегу реки Нары в ок¬тябре 1941-го в штаб 175-го мсп пришёл Витя Кусакин. В 1941 году он закончил четвёртый класс наро-фоминской 6-й школы. Ему было всего 12 лет, когда он стал разведчиком 175-го мсп. (в декабре 1943 года он погиб на территории Белоруссии). Придав 1-й гмсд 5-ю танковую бригаду, командующий фронтом отдал приказ о контрнаступлении с целью полностью освободить город. Двумя днями раньше из штаба фронта пришла разгромная директива «о паникёрах и дезертирах», следом – ещё несколько приказов с требованием очистить город от врага, один из них был подписан лично Сталиным. Генерал Ефремов докладывал: «Части армии с утра 28 октября на всём фронте перешли в наступление, встречая сильное сопротивление противника, особенно в районе гор. Наро-Фоминска и д. Таширово». В атакующих боях активно участвовали экипажи 5-й танковой бригады. Как следует из архивных документов, в танковых экипажах подобрались поистине отчаянные ребята. Своими «огненными рейдами» они наводили ужас на противника: экипаж лейтенанта Хетагурова, экипаж младшего лейтенанта Кудри, экипаж комиссара танкового подразделения Овчарова… По планам Ставки очередным рубежом нашей обороны должна была стать река Нара – естественная преграда, подготовленная самой природой и слегка усовершенствованная людьми. 29 октября Ефремовым был получен приказ Жукова: «… Перейти к упорной обороне на занимаемом рубеже, продолжая небольшими отрядами очищать Наро-Фоминск». Занимаемый 33-й армией рубеж обороны на тот момент имел протяжённость около 30 километров по реке Наре от Маурина до Рыжкова. Наиболее опасным и ответственным был 8-километровый промежуток в черте города Наро-Фоминска, где три дороги, ведущие к столице – железная и две автомобильных, находились на небольшом расстоянии друг от друга, почти соединялись.

Поэтому Ефремов доверил его оборону лучшей из имевшихся в его распоряжении дивизий – 1-й Московской гвардейской мотострелковой, известной до войны как Пролетарская, и очень любимой москвичами. Служить в ней считалось почётным, пополнение отбиралось из лучших рабочих московских заводов. Воспоминания и документы свидетельствуют, что затишья в городе во время обороны не было. Гвардейцы постоянно беспокоили противника своими активными действиями. Непрерывно шли бои по ликвидации двух вражеских плацдармов: ежедневным атакам подвергались Берёзовка и Конопёловка. Ноябрь проходил в неутихающих боях. Враг стремился захватить во¬сточный берег Нары, чтобы обеспечить себе выгодный рубеж для про¬должения наступления на Москву. В письме, присланном после войны ребятам наро-фоминской школы номер один, Семён Герасимович Бессараб (комиссар, затем командир 2-го стрелкового батальона 175-го мсп) писал: «Никогда за всё время моего участия в Великой Отечественной войне мне не приходилось испытывать такой ответственности и сложности, как под Наро-Фоминском. Батальон, в котором мне довелось быть комиссаром, выполнил клятву, данную Родине, ни шагу не отступил назад. Хотя я был трижды ранен и контужен, всё-таки считаю себя счастливым. Спустя двадцать лет после тех событий я узнал, что противостоящий враг превосходил на нашем участке в живой силе и военной технике в пять раз…» 1 декабря командование группы армий «Центр» предприняло по¬следнюю попытку прорваться к Москве. Замысел противника заключал¬ся в том, чтобы прорвать оборону 33-й армии в районе Наро-Фоминска и 5-й армии в районе Звенигорода, встречными ударами выйти в район Кубинки, отрезать и уничтожить войска 5-й армии и открыть себе доро¬гу на Москву. Эта попытка врагу не удалась. Наро-Фоминская оборонительная операция 1-5 декабря 1945 года вошла не только в историю Великой Отечественной войны, но и в учебники по военному делу. План врага прорваться на Минское и Наро-Фоминское шоссе полностью провалился. К вечеру 5 декабря положение на всех участках обороны 33-й армии было полностью восстановлено. В этот день на тех направлениях, где враг ближе всего подошёл к столице, началось наступление наших войск. Наступательная операция 33-й армии генерал-лейтенанта Ефремова по приказу командования Западного фронта началась утром 18 декабря. В ней участвовали 1-я Москов¬ская гмсд, 110-я, 113-я и 338-я стрелковые дивизии. Последняя, как и подошедшая позже 201-я Латвийская стрелковая дивизия, были добавлены в 33-ю армию из резерва. В первый день 18 декабря результат наших атак был незначителен, части понесли неоправданные потери. Немецко-фашистские войска превосходили нас в количестве танков, артиллерии, миномётов и пулемётов. Наступающим не хватало техниче¬ских штурмовых средств, и они могли лишь медленно «прогрызать» вра¬жескую оборону. Только к 25 декабря 175-й мотострелковый полк обошёл Наро-Фо¬минск с юга и достиг его западной окраины, отрезав гитлеровцам путь отступления на Боровск. С севера город обошли части 222-й стрелковой дивизии. Упорные бои развернулись в районе разъезда 75-й километр. В них вместе с гвардейцами участвовали воины 201-й латвийской стрелковой дивизии, сформированной из трудя¬щихся-добровольцев Латвийской ССР, эвакуированных на восток. Полностью выбить гитлеровцев из Наро-Фоминска и выйти на его западную окраину удалось только к 23.30 двадцать шестого декабря.

На здании горсовета красноармеец из взвода управления батареи лейтенанта А. М. Матвеева 13-го легкоартиллерийского полка водрузил красное знамя. Наро-Фоминск был занят нашими частями, но бои в его ближайших окрестностях продолжались ещё несколько дней… 27 декабря в городе побывал фронтовой журналист А. Кривицкий: «Город разрушен так, будто перенёс сильнейшее землетрясение. Всё, что враги не успели взорвать, они подожгли. Мы ходим по мёртвому городу…» Но в город стали возвращаться жители, и уже на четвёртый день после освобождения Наро-Фоминска в городе начала работать пекарня, а в первой половине февраля — хлебозавод. Была восстановлена электростанция, налаживались торговля и общественное питание. В середине марта заработал водопровод… В послевоенные годы в Наро-Фоминске произошли большие перемены. Город полностью восстановили из руин, началось новое строительство – жилищное, промышленное, возводились социальные объекты. В 1973 году был открыт военно-исторический музей, на могиле Неизвестного солдата зажжён Вечный огонь и поднят на постамент танк Т-34, заложена аллея городов-героев. Достойный вклад нарофоминцев в победу над врагом, их трудовые победы были оценены по заслугам. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 июля 1976 года в год 50-летия образования нашего города за подвиги в Великой Отечественной войне и за трудовые подвиги его жителей Наро-Фоминск одним из первых малых городов Советского Союза был награждён орденом Отечественной войны I степени, в память об этом событии была установлена стела. В мае 1979 года в Наро-Фоминске прошла первая Всесоюзная Вахта Памяти. В 2010 году наш город в числе семнадцати других избран местом проведения главных торжеств, посвящённых 65-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне. К этому событию приурочено открытие на площади Победы стелы в ознаменование присвоения Наро-Фоминску звания «Город воинской славы». Сейчас Наро-Фоминск – современный город, который помнит прошлое и строит будущее. А площадь Победы у нарофоминцев и их гостей – любимое место, куда сходятся все дороги…